Приветствую Вас, Гость
Главная » Статьи » Мои статьи

Сочинение 70. "Понятие животного как проекция собственного знания человека о самом себе"

Если расценивать в конечном приближения человека все- таки как Homo Sapiens, то следует  рассматривать  понимание всего вынесенного за пределы права называться человеком как отношения между человеком и объектом познания, который и представляет собой  предмет данной "вынесенности" за круг человека. "Животное" как некоторая данность рассуждения всегда выступает для человека в качестве объекта познания, находится в отношении него в подчинении способности познания.

Здесь отметим особенность: атрибуты  сущего, приписываемые животному полностью являются именно человеческими свойствами. Каждое свойство, которое человек  определяет для животного, является одновременно свойством  и человека.

В области данного соотношения возможны две научные позиции. Первая восходит к естественным взглядам на природу человека. Человек часть животного мира и потому он обладает теми свойствами, которые есть у животного, это и есть общее между человеком и животными. Ярость, гнев, миролюбивость, первенство  и прочее, все это одинаково присуще как человеку, так и животным. Это то, благодаря чему возможно познание человека (степень атавизма, либо высокой культурной развитости). Нередко в круг животного моралью  помешаются свойства человеческого, которые по тем или иным причинам не могут быть признаны приемлемыми для той или иной когнитивной системы - например, вытеснение христианской  моралью сексуальных  свойств человеческой натуры (желание привести их к  похожему характеру сексуального либидо животных - частота и регламентация половой активности супругов и прочее). Так, или иначе тематика животного в человеке находит себя в тех или иных образах долженствования  человеческого. Для данной позиции характерен изолированный способ рассуждения, когда  свойственная родственность человека и животного образует замкнутый круг: человек часть животного мира, животный мир - часть человека.

Другая  точка зрения придерживается того, что человек- это самодостаточная система представлений о самое себя и окружающих его объектах. При этом  "окружающее" находится в отношении подчинения представлениям человека. Учение Артура Шопенгауэра наиболее соответствует второму типу размышления.

 Место животных в системе такого видения мира человека определяется, на современном языке, как проекция качественности человека, которая носит внеличную персонификацию. Человек не может выйти за круг известности о "самое себя" и поэтому в  суждениях относительно  "не- самое себя" использует внеличные формы называния чувственных предметов, приписывая им атрибутику человечности. Действительно, в образе животного, любого животного, при определении его качественности (но не технократическом вербальном отношении) необходимо присутствует то, что задано для самого человека. Вся гамма чувств, свойств. Таким образом, в гносеологическом аспекте можно отметить, что познание мира животных ограничено знанием субъекта познания (человека) о самом себе, при этом, данное знание не носит личную окраску. "Личная окраска" заключается в том, что людям свойственно воспринимать общественные, внеличные формы идеального бытия представления (знания) как собственно - личное достижение познания, уникальное и неповторимое ни в ком другом. Такова, например, позиция теории архетипа Карла Юнга. Соответственно можно сделать вывод о том, что все животные, включенные в круг безразличной оценки (соответствие  видовому  понятию) обладают унифицированными общими свойствами, которые есть проекция  содержания человеческого  рассудка. Подтверждением все того же взгляда является противоположность видовой оценке: частно - конкретное, например, домашний питомец, который обладает по мнению его хозяев индивидуально - неповторимыми свойствами и качествами, первейшее из которых конечно имя животного. В дальнейшем уже обнаруживает свое развитие баланс свойств, присущих непосредственно хозяину, всем известна поговорка - "какой хозяин- такая и собака". При этом, нет достаточных оснований полагать, что речь идет именно о формообразовании свойств животного, скорее всего его восприятия всеми остальными субъектами познания происходит на основе знания свойств самого хозяина.

Применяя людологический метод познания, можно отметить, что животное выступает как  предметная сторона проекции сознания человека. При этом сам человек может воспринять лишь те свойства животного, которые  могут быть им истолкованы в отношении самое себя. Все, что не может быть понято человеком в животном оформляется для сознания либо на уровне универсальных форм структурирования бытия в возможности объекта- отрицательные формы оценки : "ненормальный", "больной", "не такой как другие" и прочее, либо в форме  бытовой научности - "знание о незнании"(догадка, гипотеза).

   Проблема может развиваться  в рамках экзистенционального определения самого человека. Знание о животных человека (человек как целостность рода людского)  является зеркалом в знании человека о самое себя.  Доказательством данного положения могут послужить такие исторические примеры, как правовые памятники разных времен. Так, например, по  германскому судебнику "Каролина"  уголовное наказание могло  быть  наложено на животное за причинение ущерба. В числе прочих субъектов уголовной ответственности находим церковные колокола, предметы обихода и прочее. Данные феномены, как сейчас кажется, являются следствием  невежества предков, но если быть внимательным, то мы увидим, что это именно проекция свойств предметов в отношении знания человека о самое себя. Сам человек выступает в то время заложником неведомых ему сил, соответственно воздействие этих сил пролонгируется на  те предметы, которые включены в орбиту взаимоотношений человека и мира.

Здесь мы вплотную подходим к двум определяющим принципам человеческого - встречность и подобие. Взаимоотношения людей строятся на том, что каждый презюмирует подобие в отношении другого субъекта взаимодействия. Возможность отношения основана на встречности  социальных трансакций, которые есть реализация ожидаемого, вытекающего из подобия. При нарушении принципа подобия, остается все - таки принцип встречности, который  компенсирует, или приводит к компенсированию отсутствие подобия. В случае взаимодействия с миром животных следует отметить наличие только ограниченного подобия и  почти полное отсутствие встречности.

Человек обретает знание о животном только в той области, где действия животного  попадают в частичное поле действия принципов встречности и подобия. Там, где действия животного можно уподобить (сравнить) с действия человека, можно говорить о  формировании представления о  животном.

 Следует отметить элементы встречности, которые позволяют пролонгировать в той или иной части  принцип подобия, это, прежде всего, внесоциальные формы. Наиболее ярко приближенными формами, с точки зрения людологии, являются : пение птиц (про- музыкальные формы), звуковые  ряды, заземленные на  конкретику действия (сравнение с языком человека), физиологические характеристики встречности (характер   движений, отношения отдельной особи и коллектива и тому подобное). Данные формы в той или иной степени приближенности могут позволить  содержанию бытия в возможности индивидуума оформлять в соответствии с самое себя и  бытие в действительности животного.  Следует выдвинуть несколько фантастическую, но все же гипотезу, - теория происхождения человека от общего предка обезьяны, вызвана тем, что у данного животного наблюдается максимальное количество  элементов встречности.  Человек всегда отождествлял себя с животными в зависимости от того каким содержанием духовных, социальных ценности он обладал - культура мифов и тотемов  доказывает это полностью. Учение об эволюции Чарльза Дарвина выступает как система тотема, которая  впервые полностью задействует в построении своей структуры не мифологические принципы, а  методы научного знания. В сущности же отличие от  мифологического принципа мышления заключается только в способе структурирования представления о человек. Если для мифологии это принцип стихийного опосредования сознанием форм бытия в действительности по принципу называния, которое в самый же момент называния уже есть формообразование представление (отсутствие сомнения), то  для науки - это цепь последовательных умозаключений, каждое из которых в своем конечном рассмотрение так же принято аксиомой и не подвержено сомнению, но в своей  целостности результат выглядит как  доказанная истинность. По результативности  и тот и другой методы идентичны, по методам структурирования различны. Но оба выполняют функцию определения именно человека в его сопоставлении и отчуждении от животного, при том, что  само животное выступает как проекция знания человека о самом себе.

Таким образом, можно седлать следующие выводы в заключение нашего беглого повествования.

1. Представление о животном является проекцией представления  человека о самом себя.

2. Формообразование представлений человека основывается на  принципах подобия и встречности.

3. Рамки формирования представлений о животном заданы  объемом подобия и встречности, которые  присущи объекту познания.

4. Общие представления о животном выполняют функцию  определения  сущности самого человека.

В дальнейшей,  в перспективе данной области исследования следует отметить возможность формирования морфологии познания человеческого в отражении его представлений о животных в разные периоды времени.


 


 

Категория: Мои статьи | Добавил: Людолог (17.06.2014)
Просмотров: 156 | Теги: людология, обрядность, тотем, символизм | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0