Приветствую Вас, Гость
Главная » Статьи » Мои статьи

Сочинение 124."Особый порядок производства при согласии с обвинением vs Конституции России"

Итак, самая популярная статья - ст. 317 Уголовно-процессуального кодекса РФ, которая гласит: «Приговор, постановленный в соответствии со статьей 316 настоящего Кодекса, не может быть обжалован в апелляционном и кассационном порядке по основанию, предусмотренному пунктом 1 статьи 379 настоящего Кодекса».


 

   Конституция РФ   (ст. 49 ч. 1) гласит: «Каждый обвиняемый в совершении преступления считается невиновным, пока его виновность не будет доказана в предусмотренном федеральным законом порядке и установлена вступившим в законную силу приговором суда».


 

Очевидно, что конституционная гарантия от произвольного неправосудного обвинения распространяется,  как на стадию непосредственно самого судебного разбирательства в первой инстанции, заканчивающуюся приговором суда, так и на  стадию его обжалования, результатом которой является вынесение судебного акта (определение  кассационной инстанции), по провозглашению которого  приговор вступает в законную силу  ( ст. 391 ч. 4 УПК РФ).


 

Таким образом, Конституция РФ гарантирует действие презумпции невиновности  до  вступления приговора в законную силу, а значит и на стадии кассационного и апелляционного обжалования соответственно.


 

Обжалуемая норма (ст. 317 УПК РФ) во первых содержит ошибку,  отсылая к пункту 1 ст. 379 УПК РФ, не называет при этом часть указанной статьи, так как текст ст. 379 УПК РФ имеет следующий вид :

«Статья 379. Основания отмены или изменения судебного решения в кассационном порядке

 1. Основаниями отмены или изменения приговора в кассационном порядке являются:

 1) несоответствие выводов суда, изложенных в приговоре, фактическим обстоятельствам уголовного дела, установленным судом первой или апелляционной инстанции;

 2) нарушение уголовно-процессуального закона;

 3) неправильное применение уголовного закона;

 4) несправедливость приговора.

 2. Основаниями отмены или изменения судебных решений, вынесенных с участием присяжных заседателей, являются основания, предусмотренные пунктами 2 - 4 части первой настоящей статьи».


 

В правоприменительной  практике предполагается, что речь идет о  норме, предусмотренной ст. 379 ч. 1 п. 1 УПК РФ.


 

При таких обстоятельствах положения ст. 317 УПК РФ, которые лишают  лицо возможности ссылаться на свою невиновность в суде кассационной  и апелляционной инстанции, являются  противоречащими Конституции РФ (ст. 49 ч. 1), а так же соответственно  ст. 14 УПК РФ, которая фактически дублирует положения Конституции РФ  и каких – либо исключений как принцип уголовного  процесса не содержит: «Статья 14. Презумпция невиновности.  1. Обвиняемый считается невиновным, пока его виновность в совершении преступления не будет доказана в предусмотренном настоящим Кодексом порядке и установлена вступившим в законную силу приговором суда».


 

Фактически положениями главы 40 УПК РФ действие принципа презумпции невиновности  поставлено в зависимость от волеизъявления лица, привлекаемого к уголовной ответственности, что не может быть признано правильным  в силу непосредственного действия норм Конституции РФ. Более того, ст. 314 ч. 2 п. 1 УПК РФ говорит о том, что в качестве юридического факта, который позволяет «отменить» презумпцию невиновности допускается мыслительная деятельность лица  (область мысли):

«2. В случае, предусмотренном частью первой настоящей статьи, суд вправе постановить приговор без проведения судебного разбирательства в общем порядке, если удостоверится, что:

  1. обвиняемый осознает характер и последствия заявленного им ходатайства».


 

Следует отметить, что   такая формулировка крайне неудачна и противоречит основам правовой системы в целом, так как само по себе сознание, область мысли, вне сферы ее выражения не может являться юридическим фактом,  влекущим за собой  изменение правоотношения.


 

Так же  крайне странным выглядит несоответствие и  терминов, используемых в ст.  314 УПК РФ в части первой и второй.


 

Так, в  ст. 314 ч. 1 УПК РФ  обнаруживаем следующее: «Обвиняемый вправе при наличии согласия государственного или частного обвинителя и потерпевшего заявить о согласии с предъявленным ему обвинением и ходатайствовать о постановлении приговора без проведения судебного разбирательства по уголовным делам о преступлениях, наказание за которые, предусмотренное Уголовным кодексом Российской Федерации, не превышает 10 лет лишения свободы»


 

А в фабуле  ст. 314 ч. 2 УПК РФ:  «в случае, предусмотренном частью первой настоящей статьи, суд вправе постановить приговор без проведения судебного разбирательства в общем порядке».


 

Таким образом, в первом случае законодатель указывает на то, что приговор  постановляется без судебного разбирательства, а во втором случае указывает, что без судебного разбирательства в общем порядке, относя, таким образом, все же указную форму  разрешения дела (ст. 15 ч. 3 УПК РФ)  к форме судебного разбирательства, в рамках которого действуют судебно- правовые  гарантии, одной из которых является презумпция невиновности.


 

Исходя из вышеизложенного следует признать, что Глава 40 УПК РФ, в частности  ст. 317 УПК РФ  противоречит  ст. 49 Конституции РФ, так как фактически отменяет действие  презумпции невиновности при  постановлении приговора в порядке  «особого производства», лишая  возможности лицо осуществлять свою защиту, ссылаясь на презумпцию невиновности в вышестоящем суде до вступления  приговора в законную силу.   


 

Тем более, абсурдно  и комично это выглядит  при том обстоятельстве, что  ст. 317 УПК РФ  содержит запрет на обжалование именно в кассационном и апелляционном порядке по основаниям  ст. 379  п. 1  УПК РФ, но не упоминает никаких запретов в стадии обжалования  вступивших в законную силу  судебных актов в порядке надзора (Глава 48). Таким образом, происходит искусственное ограничение прав лица, привлекаемого к уголовной ответственности именно на стадии гарантий, предусмотренных ст. 49 Конституции РФ. Указанное обстоятельство  красноречиво свидетельствует о том, что указанный запрет  ст. 317 УПК РФ  продиктован не самой процедурой рассмотрения дела, а именно желанием уничтожить действие презумпции невиновности в рамках судебного разбирательства в порядке главы 40 УПК РФ.  


 

С учетом  положений  ст.  18 Конституции РФ, которая гласит что: «Права и свободы человека и гражданина являются непосредственно действующими. Они определяют смысл, содержание и применение законов, деятельность законодательной и исполнительной власти, местного самоуправления и обеспечиваются правосудием», полагаю  порядок отправления  правосудия, предусмотренный  Главой 40 УПК РФ, а именно ст. 317 УПК РФ не соответствующим Конституции РФ (ст. 18, 49 ч. 1).


 

Но, что такое Конституция против УПК РФ? Являющегося сегодня  формой реализации политической воли отдельных государственных деятелей?


 

Категория: Мои статьи | Добавил: Людолог (18.06.2014)
Просмотров: 231 | Теги: жульничество в уголовном процессе, людология, отмена Конституции РФ, особый порядок производства | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0