Приветствую Вас, Гость
Главная » 2017 » Октябрь » 18 » Отмена приговора о сбыте наркотиков в Президиуме Мосгорсуда
03:30
Отмена приговора о сбыте наркотиков в Президиуме Мосгорсуда

 Постановлением  Председателя Московского городского суда г. Москвы, Егоровой Ольги Александровны по жалобе защитника Р.П. Чернова возбуждено  надзорное производство  в отношении осужденного Елисеева Б.А.,  дело передано на рассмотрение Президиума Московского городского суда. 

  Доверитель  Елисеев Б. А. был осужден приговором Мещанского районного суда г. Москвы по ст. 228.1  ч. 3 п. «г», ст. 30  ч. 1 УК РФ к 8 годам л.с. колонии строго режима (судья Клинкова Е.В.). Я вступил в дело уже после вынесения приговора. 

Автор от лица матери Доверителя, его сестры, невесты выражает безмерную благодарность справедливому и взвешенному Постановлению Председателя  МГС. Необходимо отметить, что указанное Постановление в полном объеме  реализует действие священного принципа  правосудия – презумпцию  невиновности. В условиях современности, подобного рода судебные акты, по моему мнению,  являются эталоном и  основанием  для надежды, что функция правосудия (справедливое снятие социальных противоречий) в России не утрачена. 

 

Жалоба в Президиум 

Председателю Московского городского суда

защитника Р.П. Чернова

125080, Москва, Волоколамское шоссе 15/ 22, тел. + 7 499 340 4625

в интересах: осуж. Елисеева Бориса Александровича, ордер № _____ прилагаю

Надзорная жалоба

 

18 мая 2012г Приговором Мещанского районного суда г. Москвы Елисеев Б.А. был осужден за совершение преступления, предусмотренного ст. 228.1. ч. 3 п «г» через ст. 30 ч. 1 УК РФ – приготовление к сбыту наркотика (гашиш) в особо крупном размере, назначено наказание в виде 8 (восемь) лет л.с. в колонии строго режима.

 

Кассационным определением судебной коллегии по уголовным делам Московского городского суда 13 августа 2012 г приговор оставлен без изменения, кассационная жалоба защиты без удовлетворения.

 

Постановлением судьи Московского городского суда Задорожной З.А. от 10 декабря 2012 г в возбуждении надзорного производства отказано.

 

Сторона защиты полагает состоявшиеся судебные решения необоснованными и незаконными, подлежащими отмене в силу следующих обстоятельств.

 

1. Нарушение судом требования о порядке исследования доказательств (ст. 274 ч. 2 УПК РФ). В соответствии с ст. 1 ч. 2 УПК РФ порядок уголовного судопроизводства обязателен для суда, ст. 15 ч. 3 УПК РФ корреспондирует суду обязанность создавать «условия для исполнения сторонами их процессуальных обязанностей и осуществления предоставленных прав». Развивая императивное требование состязательности сторон законодатель в ст. 274 ч. 2 УПК РФ устанавливает не подлежащий изменению порядок исследования доказательств, а именно: «Первой представляет доказательства сторона обвинения. После исследования доказательств, представленных стороной обвинения, исследуются доказательства, представленные стороной защиты». Подсудимый и его показания отнесены законом к доказательствам стороны защиты (Глава 7 УПК РФ). Однако, суд при разрешении дела Елисеева Б.А. указанный порядок (протокол от 03 мая 2012 ) по предложению государственного обвинителя изменил на следующий: допрос подсудимого, исследование материалов у/дела, оглашение показаний свидетелей обвинения.

 

Указанное нарушение путем ограничения права подсудимого на защиту повлияло на обоснованность приговора. Так, в приговоре суда (стр. 4, абз. 4 ) сделан вывод о том, что версия подсудимого о том, что он ехал в Москву к своей девушке (а не для сбыта наркотиков) опровергается ее показаниями о том, что «пока она находилась в Москве он ей не звонил и не сообщал о том, что приедет к ней». Однако, указанный вывод суда противоречит данным протокола судебного заседания, согласно которому (стр. 20) свидетель дала следующие показания о приезде подсудимого: «в конце декабря 2011 года мы поссорились, я его приревновала и уехала со своим братом в Москву, он звонил, просил вернуться, но я от него ждала поступка, что он сам за мной приедет и меня заберет». Однако, тот факт, что суд сначала исследовал доказательства защиты (допрос подсудимого), затем доказательства обвинения (материалы, оглашение свидетельских показаний), а затем снова доказательства защиты (показания свидетеля защиты) не позволил подсудимому дать по этому поводу никаких показаний в судебном следствии. Вместе с тем в первичных показаниях в качестве подозреваемого (том 1 л.д. 28), показаниях в качестве обвиняемого ( том. 1, л.д. 47) подсудимый последовательно и четко указывал о цели своего приезда в Москву – увидеться с девушкой.

 

Таким образом, нарушение судом процедуры порядка исследования доказательств ограничило права подсудимого на защиту, что в свою очередь повлияло на возможность суда правильно оценить обстоятельства дела, лишило суд возможности правильно обосновать приговор, что в соответствии с ст. 381 ч. 1 УПК РФ является основанием к отмене или изменению приговора.

 

2. Нарушение судом требования о недопустимости обоснования обвинительного приговора предположениями (ст. 14 ч. 4 УПК РФ). Уголовный закон, охраняя лицо от объективного вменения, корреспондирует правоприменителю обязанность установления вины (ст. 5 ч. 2 УК РФ, ст. 73 ч. 1 п. 2 УПК РФ), одновременно указывая основанием уголовной ответственности только деяние (ст. 8 УК РФ).

С учетом сложности вопроса о реализации умысла в составах, квалифицируемых через институт приготовления к преступлению, законодатель специально перечислил в ст. 30 ч. 1 УК РФ формы приготовления к преступлению: «приискание, изготовление или приспособление лицом средств или орудий совершения преступления, приискание соучастников, сговор на совершение преступления или иное умышленное создание условий для совершения преступления». Таким образом, для целей правоприменения, умысел лица на совершение преступления должен найти свою реализацию в деянии, а не намерении. Мысль о преступлении как мысль не может быть наказуема. Об этом же свидетельствует институт волевого порога, положенный в основу института добровольного отказа от преступления (ст. 31 ч. 2 УК РФ) и специально прописанный законодателем для приготовления к преступлению- лицо подлежит ответственности за приготовление только «если преступление не было доведено до конца по не зависящим от этого лица обстоятельствам»(ст. 30 ч. 1 УК РФ ).

Вместе с тем суд в приговоре, вопреки требованиям ст. 30 ч. 1 УК РФ обосновал приготовление к преступлению исключительно предметом преступления, а именно размером обнаруженного наркотического средства, не указав при этом, в чем именно нашел реализацию умысел подсудимого на сбыт наркотика.

 

При таких обстоятельствах, вывод суда о наличии умысла на сбыт наркотика, является предположением.

 

3. Указанные нарушения Уголовно- процессуального закона лишили суд возможности правильно оценить фактические обстоятельства дела, а именно:

 

3.1. Неполноту Акта АСНЭ от 02.03.2012 ( том 1, л.д. 114), в котором эксперты, установив, что подсудимый страдает каннабиноидной наркоманией, не ответили на поставленный вопрос следователя в Постановлении о назначении АСНЭ от 01.03.12 о размере суточной дозы наркотика необходимого подсудимому ( том 1 л.д. 111). Вместе с тем подсудимый четко и последовательно во всех показаниях указывал, что его суточная доза потребления составляет 5-6 грамм и размер приобретенного им наркотика соразмерен уровню его потребления (том 1, л.д. 31).

 

3.2. Верховным судом РФ в Постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 15.06.2006 N 14 "О судебной практике по делам о преступлениях, связанных с наркотическими средствами, психотропными, сильнодействующими и ядовитыми веществами" в п. 13 специальным образом указано, что об умысле на сбыт наркотиков может свидетельствовать их «перевозка лицом, самим их не употребляющим», вместе с тем предварительным следствием, судебным следствием установлен факт неоднократного (два и более раза) употребления подсудимым перевозимого им гашиша путем курения в туалете поезда (л.д. 219-220, л.д. 8).

 

3.3. Доказанную Рапортом о/у ОРЧ НОН ЛО МВД непричастность подсудимого к сбыту наркотиков (л.д. 180);

 

3.4. Исключительно положительные характеристики подсудимого (л.д. 198, 200, 203, 206-207), а так же полное с самого первого допроса признание им своей вины в хранении наркотиков, последовательность и непротиворечивость всех показаний (л.д. 25-33, 46-50, 221-225), деятельное раскаяние, юный возраст (1988г.р.), совершение преступления впервые, тяжелое семейное положение (рос без отца – л.д. 27), сообщение сведений о лице, сбывшем ему наркотик, которые были реализованы процессуальным путем (л.д. 172, 173, 176) и прочее.

 

4. Помимо всего прочего, к глубочайшему сожалению, следует отдельно отметить, что в отношении подсудимого не было обеспечено надлежащее право на защиту (ст. 16, 381 ч. 2 п. 4 УПК РФ). Так, защитник подсудимого в своих ходатайствах на досудебной стадии (Том 1 л.д. 234- 235), выступлении в прениях сторон ( стр. 20 протокола) осуществлял защиту от обвинения в покушении на сбыт наркотика, а не приготовлении. Очевидно, что при таких обстоятельствах Елисеев Б.А. был введен в правовое заблуждение, а суд был лишен возможности вынести законный, обоснованный и справедливый приговор.

 

При этом следует отметить, что суд кассационной инстанции подтвердил каждое из указанных в настоящей жалобе нарушений (см. приложенное Определение от 13 августа 2012), однако, при этом каждое нарушение и все в совокупности посчитал недостаточными для изменения квалификации содеянного.

 

Вместе с тем позиция защиты состоит в том, что при подобном вольном обращении с методологической базой познания (коей выступает Уголовно- процессуальный закон) невозможно достоверно составить представление о предмете познания (деяние обвиняемого), а потому выводы суда первой инстанции при столь грубых нарушениях уголовно- процессуального закона не могут носить иного характера, кроме предположительного (что прямо запрещено ст. 14 ч. 4 УПК РФ).

 

Указанные нарушения предлагаются Доверителем к вниманию Европейского суда по правам человека после рассмотрения настоящей жалобы.

 

Сторона защиты полагает, что задача суда все же состоит в создании необходимых условий для исполнения сторонами их процессуальных обязанностей и осуществления предоставленных им прав (ст. 15 ч. 3 УПК РФ). Фактически указание судом кассационной инстанции на несущественность допущенных процессуальных нарушений означает несущественность процедуры правосудия в целом, ее факультативность и необязательность как формы судебной проверки выводов предварительного расследования, что не может быть правильным с точки зрения целей Уголовного процесса, сформулированных в ст. 6 ч. 2 УПК РФ, а именно: уголовное преследование и назначение виновным справедливого наказания в ТОЙ ЖЕ МЕРЕ отвечают назначению уголовного судопроизводства, что и ОТКАЗ ОТ УГОЛОВНОГО ПРЕСЛЕДОВАНИЯ НЕВИНОВНЫХ, освобождение их от наказания, реабилитация каждого, кто необоснованно подвергся уголовному преследованию.

В соответствии с вышеизложенным, на основании ст. 402, 404, 406, 408, УПК РФ,

                                                                    прошу:

 

1. Возбудить по настоящей жалобе надзорное производство и передать дело на рассмотрение Президиума Московского городского суда;

2. Изменить приговор осужденному Елисееву Борису Александровичу, квалифицировать его действия по ст. 228 ч. 2 УК РФ (хранение, перевозка наркотика), назначив наказание в виде 3 (трех) лет лишения свободы;

Приложения:

1. Ордер на защиту;

2. Заверенная копия приговора Мещанского районного суда г. Москвы от 18 мая 2012 ;

3. Заверенная копия Определения Судебной коллегии по уголовным делам Мосгорсуда от 13 августа 2012г.

4. Заверенная копия Постановления об отказе в удовлетворении надзорной жалобы от 10 декабря 2012.

 

С уважением,                                                                                                           Р.П. Чернов

 

 

 

Постановление

об отмене постановления судьи об отказе в удовлетворении

надзорной жалобы

4у-519/13

 

город Москва «07» февраля 2013 года

 

Председатель Московского городского суда О.А. Егорова, проверив постановление судьи Московского городского суда Задорожной З.А. от 10 декабря 2012 года об оставлении без удовлетворения надзорной жалобы адвоката Чернова Р.П. в защиту осужденного Елисеева Б.А. о пересмотре приговора Мещанского районного суда г. Москвы от 18 мая 2012 года и кассационного определения судебной коллегии по уголовным делам Московского городского суда от 13 августа 2012 года

 

УСТАНОВИЛ:

 

Приговором Мещанского районного суда г. Москвы от 18 мая 2012 года

Елисеев Б. А., ранее не судимый,

 

- осужден по ч.1 ст.30, п.«г» ч.3 ст.228-1 УК РФ к 8 годам лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

Срок отбывания наказания исчислен с 21 декабря 2011 года.

Приговором суда решена судьба вещественных доказательств.

Кассационным определением судебной коллегии по уголовным делам

Московского городского суда от 13 августа 2012 года приговор оставлен без изменения.

Елисеев Б.А. признан виновным в приготовлении к незаконному сбыту наркотических средств, то есть в умышленном создании условий для совершения незаконного сбыта наркотических средств в особо крупном размере.

  • совершено им при следующих обстоятельствах.
  • Б.А. 20 декабря 2011 года в неустановленное следствием время, находясь на территории «… расположенного по адресу: ……, имея умысел на незаконное приобретение, хранение, перевозку наркотических средств, в целях их дальнейшего сбыта, в нарушение ФЗ РФ от 08 января 1998 года №3 «О наркотических средствах и психотропных веществах», у неустановленного следствием лица незаконно, в целях дальнейшего сбыта, приобрел полиэтиленовый сверток с прессованным веществом растительного происхождения коричневого цвета, общей массой не менее 233,3 гр., являющимся наркотическим средством «гашиш». Неустановленную часть приобретенного наркотического средства он употребил лично, а оставшуюся часть массой 233,3 гр. хранил при себе для дальнейшего сбыта, при этом часть наркотического средства положил в правый карман надетых на нем джинсов, а другую упаковал в пакет из-под сока «Я» и положил в принадлежащий ему рюкзак. Указанное наркотическое средство он незаконно хранил при себе, вплоть до 21 декабря 2011 года, когда следуя преступному умыслу, направленному на сбыт приобретенного наркотического средства неустановленным лицам в г… , примерно в 00 часов 20 минут, продолжая находиться в …….., осуществил посадку на поезд №… сообщением «……» и железнодорожным транспортом незаконно перевез приобретенное наркотическое средство в ….. с целью дальнейшего сбыта неустановленным лицам. Однако преступление не было доведено им до конца по независящим от него обстоятельствам, так как 21 декабря 2011 года, по прибытии поезда №….. в 09 часов 00 минут на ……, расположенный по адресу: …….. Елисеев Б.А., находясь на платформе … пути дальнего следования, примерно в 09 часов 45 минут, был задержан сотрудниками полиции и доставлен в дежурную часть ……., где в ходе личного досмотра и досмотра находящихся при нем вещей в присутствии понятых приобретенное им спрессованное вещество растительного происхождения коричневого цвета было изъято. Согласно заключению эксперта ЭКЦ УТ МВД России по ЦФО №900 от 09 января 2012 года спрессованное вещество растительного происхождения, изъятое у Елисеева Б.А., является наркотическим средством-гашишем, общей массой 233,3 грамма, что в соответствии с Постановлением Правительства РФ от 07 февраля 2006 года № 76 «Об утверждении крупного и особого крупного размеров наркотических средств и психотропных веществ, а также крупного и особо крупного размеров для растений, содержащих наркотические средства или психотропные вещества, либо их частей, содержащих наркотические средства или психотропные вещества, для целей статей 228,228-1,229 УК РФ» (с изменениями и дополнениями), относится к особо крупному размеру.
  • надзорной жалобе адвокат Чернов Р.П. выражает несогласие с состоявшимися судебными решениями в отношении Елисеева Б.А., считает их незаконными и необоснованными, вынесенными с нарушением норм УПК РФ, утверждает, что суд нарушил требования ст.274 УПК РФ о порядке исследования доказательств в судебном заседании, начав с предложенного государственным обвинителем допроса подсудимого, что, по мнению адвоката, ограничило право Елисеева на защиту, повлияло на правильную оценку судом обстоятельств дела, а также на обоснованность постановленного приговора. ывод суда о том, что версия Елисеева опровергается показаниями его девушки, противоречит содержанию ее показаний, а порядок исследования доказательств, установленный судом, не дал Елисееву возможность дать показания по данному поводу. Адвокат также указывает, что вывод суда о наличии умысла на сбыт наркотических средств у Елисеева основан на предположениях. С учетом изложенного, просит переквалифицировать действия Елисеева Б.А. со ст.ст.30 ч.1, 228-1 ч.3 п. «г» УК РФ на ст.228 ч.2 УК РФ и назначить ему наказание в виде лишения свободы сроком на 3 года.

Проверив материалы дела и изучив доводы надзорной жалобы адвоката Чернова Р.П., полагаю необходимым отменить постановление судьи об отказе в удовлетворении надзорной жалобы и возбудить надзорное производство о пересмотре вступившего в законную силу приговора суда по следующим основаниям.

В соответствии с ч.4 ст.302 УПК РФ обвинительный приговор не может быть основан на предположениях и постановляется лишь при условии, что в ходе судебного разбирательства виновность подсудимого в совершении преступления подтверждена совокупностью исследованных судом доказательств.

Осужденный Елисеев Б.А. вину в незаконном сбыте наркотических средств не признал и утверждал, что приобрел гашиш в г… для личного употребления, поскольку является наркозависимым. Собирался съездить в г… к своей подруге по имени Л.. По приезде в … на …….. был задержан сотрудниками полиции.

Суд в обоснование вины Елисеева Б.А. сослался на следующие доказательства: показания свидетелей ………… рапорт об обнаружении признаков преступления, протокол личного досмотра Елисеева Б.А., заключения химических экспертиз, и некоторые другие материалы дела.

Однако, ни одно из перечисленных в приговоре доказательств, с достоверностью не свидетельствует об умысле Елисеева Б.А. на сбыт приобретенных им наркотических средств.

Так, из показаний свидетеля …, оглашенных в судебном заседании в порядке ч.1 ст.281 УПК РФ, следует, что он 21 декабря 2011 года совместно с полицейским …., командиром …. находился на платформе …., где они проводили мероприятия, направленные на выявление лиц, склонных к совершению преступлений в сфере незаконного оборота наркотических средств и психотропных веществ на территории РФ, а именно, отрабатывался пассажирский поток прибывшего 21 декабря 2011 года в 09 часов 00 минут на платформу … поезда №…». Из данного поезда на платформу стали выходить пассажиры и двигаться в сторону выхода. Внимание … привлек пассажир, которым впоследствии оказался Елисеев Б.А., поведение которого показалось им подозрительным, ….. попросил Елисеева Б.А. пройти в дежурную часть для дальнейшего разбирательства, где в ходе личного досмотра и досмотра, находящихся при нем вещей было обнаружено и изъято наркотическое средство-гашиш.

Свидетели ….., чьи показания были оглашены в судебном заседании, дали аналогичные показания.

Других доказательств, свидетельствующих об умысле Елисеева Б.А. на сбыт изъятых у него наркотических средств, суду не представлено и в материалах дела они отсутствуют. Опровергая доводы осужденного и его защиты об отсутствии у Елисеева Б.А. умысла на сбыт изъятого у него гашиша, суды первой и кассационной инстанции исходили, в том числе, из количества изъятого гашиша, значительно превышающего суточную дозу потребления, названную самим Елисеевым, а также фактических обстоятельств его приобретения, хранения и перевозки. Однако, полагаю, что эти обстоятельства не могут рассматриваться как безусловные доказательства умысла на сбыт всего изъятого у Елисеева Б.А. количества гашиша, учитывая, что Елисеев Б.А. страдает каннабиноидной наркоманией и длительное время употребляет наркотические средства, изъятие у него среди личных вещей бутылки со следовым количеством тетрагидроканнабинола. Кроме того, сотрудники …., задержавшие Елисеева Б.А., не располагали оперативной информацией о его причастности к незаконному обороту наркотических средств. При таких обстоятельствах доводы адвоката Чернова Р.П. о переквалификации действий Елисеева Б.А. заслуживают внимания.

В связи с этим, полагаю, что в деле усматривается достаточные основания для возбуждения надзорного производства и передачи жалобы адвоката Чернова Р.П. на рассмотрение президиума Московского городского

На основании изложенного и руководствуясь ст. 406 УПК РФ,

 

ПОСТАНОВИЛ:

 

отменить постановление судьи Московского городского суда от 10 декабря 2012 года об отказе в удовлетворении надзорной жалобы.

  • надзорное производство по жалобе адвоката Чернова Р.П. о пересмотре приговора Мещанского районного суда г. Москвы от 18 мая 2012 года кассационного определения судебной коллегии по уголовным делам Московского городского суда от 13 августа 2012 года в отношении Елисеева Бориса Александровича.

Передать надзорную жалобу адвоката Чернова Р.П. вместе с уголовным делом на рассмотрение президиума Московского городского суда.

 

 

Председатель

Московского городского суда О.А. Егорова

 

Просмотров: 362 | Добавил: Людолог | Теги: отмена приговора о сбыте наркотиков, победа адвоката, Мосгорсуд, сбыт наркотиков | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0